№ 16 (880)
Газета Мордовия

 

 

Праздники России

МНЕНИЕ

Довольны ли вы количеством спортивных площадок в своем городе?

Да, их достаточно
Площадок много, но не все они хорошего качества
Нет, у нас мало мест для занятий спортом
Их слишком много, лучше использовать эти площади для других нужд


Результаты опроса

Новости :: АктуальноВыпуск № 27 (839) от 05.07.2023
Меркушкин – человек, остановивший криминальный беспредел ОПГ в Мордовии

 (начало в №7 от 15 февраля 2023 года, продолжение в №8–14 от 22 февраля–5 апреля 2023 года, №16–17 от 19–26 апреля 2023 года, №19–25 от 10 мая–21 июня 2023 года)

 
Часть 2. Питерский период. Профессор между «Тамбовскими» и «Малышевскими».
 
 Во время проживания и учёбы в Питере Еникеев не терял времени даром и обзавёлся нужными связями и полезными знакомствами. И не только в научных кругах. В те годы в институте инженеров железнодорожного транспорта знания получали такие интересные личности, позже ставшие авторитетными деятелями в криминальном мире Санкт-Петербурга, как А. Косов и А. Сергеев (кличка «Анджей»). Они были боксёрами, приехавшими из городка Великие Луки. В составе «Великолукской» группировки парни занимались рэкетом фарцовщиков и крышеванием «напёрсточников» в Гостином дворе. Одного возраста с Еникеевым, они быстро нашли общие темы и интересы. Через них он познакомился с «Тамбовскими». Сложились у Еникеева отношения и с куратором института по линии Ленинградского УКГБ В. Труниным. Их свёл его научный руководитель, завкафедрой В. Васильев, депутат Верховного Совета РФ. Сотрудник КГБ стал для Еникеева путеводителем по сложной иерархической лестнице Питера, в духе справочника «Кто есть кто». Через него завязались знакомства Еникеева с некоторыми чиновниками из Ленсовета, председателем которого был А. Собчак. А также в портовой администрации, где у Трунина были свои интересы. Именно он, пользуясь своими связями, помог решить мирным путём вопрос с милицией. Когда на Еникеева написал заявление о вымогательстве денег один из его знакомых по институту. Делу хода не дали. Позже Трунин стал топ-менеджером фирмы «Конти», близкой к игорному бизнесу. Похожее название было и у фирмы, которую учредили в 1994 году Еникеев и двое его соратников, чьи близкие родственники работали в КГБ МАССР – «Конти Компани ЛТД». Она была зарегистрирована по адресу: ул. Л. Толстого, 23 – там, где проживал Еникеев. 
 Надежды родственников оторвать Еникеева от саранской криминальной среды не оправдались. Находясь в Питере, он продолжал поддерживать связь со своими старыми знакомыми. Летом 1987 года вместе с братьями Горемыкиными, Манеровым ездил в Дивноморск. Позже при обыске в квартире Горемыкиных была изъята их общая фотография на пляже. В Питере пути Еникеева пересеклись и с Н. Альмяшевым, которого он знал ещё по Саранску. 
 Уже тогда Альмяшев был спортивной гордостью Мордовии. Вполне заслуженно. Всего добился сам в поединках на борцовском ковре. В 1987 году стал чемпионом мира по классической борьбе среди молодёжи. Но потом что-то в его карьере пошло не так. Близкие к спорту люди были уверены, что чемпион «поймал звезду», не смог устоять перед обрушившейся на него славой. К тому же, наступили другие времена, и борцы стали востребованы не только на ринге. В Ленинграде Альмяшев сошёлся с борцами, с кем раньше вместе выезжали на соревнования. И которые, закончив спортивную карьеру, стали промышлять рэкетом. «Казанские», «Рязанские», «Тамбовские»… Некоторые – спортсмены с мировым именем. Победители международных турниров и всесоюзных соревнований. Чемпионы дзюдо, бокса, борьбы. В ряды «Тамбовских» Альмяшева позвал мастер спорта по борьбе О. Гуняшин. Его бригада насчитывала около 100 человек и «курировала» гостиницу «Москва». По данным милиции, ежемесячный доход бригадира «Тамбовских» с гостиницы составлял 35-40 тысяч советских рублей.
 Но в феврале 1989 года Альмяшев и ещё один уроженец Мордовии, призёр первенства мира по классической борьбе среди молодёжи Р. Ибрагимов, были задержаны оперативниками 6-го отдела ГУВД по борьбе с оргпреступностью в ресторане гостиницы во время сбора дани с валютных проституток. Захват проводили по жёсткому варианту при поддержке ОМОНа. Вместе с ними «взяли» бригадира «Тамбовских» О. Гуняшина и мастеров спорта международного класса И. Смирнова и В. Хлыбова. Кстати, в группу захвата ОМОН тоже входили спортсмены, чемпионы по самбо и рукопашному бою В. Снетков, М. Нестеров.
 Началось всё с того, что на имя директора гостиницы «Москва» Глазова Б.Г. было написано заявление от старшего метрдотеля и официантов вечерней смены (всего 25 подписей) об угрозах со стороны рэкетиров и просьбой принять меры по наведению порядка в ресторане.
 Напуганный директор сначала обратился к кураторам гостиницы от КГБ. Но тех интересовали только шпионы, а не спортсмены-вымогатели из Тамбова. Кэгэбэшники поразмыслили и переадресовали директора в недавно созданный 6-ой отдел. Мол, это их дело – рэкетиров ловить. Им за это деньги платят. В отделе у директора приняли заявление и сказали, что решат вопрос. Созвонились с ОМОНом. К тому времени опера уже знали, что «брать» придётся спортсменов – борцов из Тамбова и Саранска.
 ОМОН ворвался в ресторан, когда именитые спортсмены приехали за деньгами. Всех уложили «мордами в пол». При задержании у рэкетиров из группы Альмяшева изъяли крупную сумму денег в рублях и валюте, газовый пистолет, переделанный под стрельбу боевыми патронами, рацию, настроенную на милицейскую волну. Вымогателей доставили на Литейный, 4, в ГУВД. 
 В начале 90-х в Выборгском районе Питера обосновались и другие выходцы из Саранска – братья-боксёры Талмаевы, воспитанники спортобщества «Трудовые резервы» и хорошие знакомые юго-западских братьев Горемыкиных, А. Давыдова, А. Зверкова, Рашида Манерова. В город на Неве они перебрались после того, как попали под пристальное внимание 6-го отдела МВД. Причиной тому был рэкет местных кооператоров из кафе «Весна» на пр. Ленина. С них требовали ежемесячную дань. Дошло до того, что один из братьев даже угрожал заместителю начальника 6-го отдела, звоня из уличного таксофона на его рабочий телефон в МВД. После ареста братьев Горемыкиных, Талмаевы решили на какое-то время покинуть Мордовию. В Выборге они нашли общий язык с местными авторитетами, во главе с боксёром А. Петровым.
 Так сложилось, что приехавшие в Питер «искатели приключений» из других регионов шли «под крыло» к «Тамбовским». Они были наиболее близкими «Саранским», как их называли в определённых кругах, по провинциальному духу и месторасположению. Почти что земляки. Среди дикой конкуренции группировок, дружбы особой не было, но землячество, связи с Мордовией играли свою роль. Из республики в Питер всегда были готовы прибыть на подмогу десятка два «боевых единиц». Немногочисленных «Саранских» чаще всего привлекали в качестве наёмной силы другие ОПГ. Причём, по воспоминаниям бывших сотрудников ОРБ, РУОП и УУР, «Саранские» были готовы работать как на «Тамбовских», так и на их конкурентов «Малышевских». Ну, кто сколько заплатит. Подрезать или подстрелить кого-нибудь, машину сжечь всегда были готовы. Вымогательство, разбой, угоны автотранспорта, убийства – это была их сфера криминального промысла. Выросшие в диких традициях беззакония, царящего в Мордовии, не признававшие никаких авторитетов, в том числе, и воровских, они были идеальными исполнителями самых грязных дел. Одно время «Саранские» подрабатывали в команде трижды судимого авторитета Ю. Комарова из Зеленогорска. Он вместе со своей бригадой контролировал трассу Выборг-Ленинград и все торговые точки на ней. Но как серьёзную самостоятельную силу местный криминалитет «Саранских» не воспринимал. 
 По сплочённости и количеству им было далеко до «Пермских» или «Воркутинских». Понятное дело, что и к портовым терминалам их и близко никто бы не подпустил. Там сходились интересы таких мощных структур, в том числе и силовых, по сравнению с которыми «Саранские» были кучкой портовой пыли. Тогда в порту уже имели сильные позиции боксёры из «Великолукской» ОПГ А. Сергеев и А. Косов, отвечавшие за поставку испанских вин. Еникеев попытался получить свой «кусок пирога» в портовом бизнесе и взять в аренду причал. Через знакомого по ЛИИЖТ сотрудника КГБ познакомился с сыном одного из руководителей порта, тоже бывшим работником КГБ из «морского отдела». Именно через портовые терминалы в Россию в огромных количествах ввозилась шведская и финская водка «Абсолют». Водкой торговали все коммерческие структуры, в том числе и в Мордовии. Не осталась в стороне от прибыльной алкогольной темы и химмашевская Ассоциация «30 век», завозя импортный алкоголь, пользующийся повышенным спросом у населения. Баснословный источник доходов. Торговля шла в грязных, обшитых железом «комках» – водкой, спиртом «Ройял», ликёром «Амаретто» и пивом. Киоски работали круглосуточно. Туалетов в них не было. Продавцы дневали и ночевали там. Торговали без всяких чеков. «Наличку» сдавали своим кураторам от ОПГ. Это к вопросу о том, как Ассоциация «развивала производство и создавала рабочие места».
 Уже позже, в середине 90-х, часть «Саранских» из боевого звена «Химмашеской» ОПГ скрывалась в Питере от мордовского МВД. Так что, «правдивые» рассказы одной популярной газеты, назовем её, «Слухи и Сплетни», о том, что «ребята из Саранска приезжали большой город посмотреть и по коммерческим делам» – наивная сказка для невзыскательных читателей, верящих в сериалы о «хороших, благородных бандитах», случайно попавших в плохие жизненные обстоятельства. 
 Зимой 1994 года «Саранские» прогремели на всю Россию. 18 февраля сотрудники питерской милиции случайно остановили на Петергофском шоссе «жигули, буксировавшие микроавтобус «Mерседес 300». В его салоне обнаружили семь трупов. Это были убитые в офисе фирмы «Петро-Кракор» четыре представителя «Саранских», приехавших из Мордовии проконтролировать отгрузку водки, и трое их питерских знакомых. Напомним, что «гости из республики» имели прямое отношение к Ассоциации «30 век». Один из них, В. Зосурцев, ранее судимый и выпущенный под подписку из СИЗО, находился в розыске за убийство и разбой, совершённые в Мордовии. Невинными жертвами они не были. Знали зачем, куда и к кому едут. Знали, на кого «работают» в Саранске. Единственное, не знали, что их ждёт такой конец. Ну, издержки опасной профессии. Несчастный случай на производстве. Бывает.
 В Саранске им устроили пышные похороны. На которые приехал доцент МГУ Еникеев, отправивший их «на экскурсию» в Питер. Весь процесс попал под оперативную видеосъемку МВД. Засветились все «химмашевские» бригадиры. Это будут далеко не последние боевые потери в их рядах. Поэтому рассказы популярной газеты о том, что весь город тогда был в шоке от случившегося, все рыдали – не более, чем авторская выдумка. Никто особо не переживал. Не удивлялся. Некогда было. Простые граждане и работяги сами выживали, как могли. И им не было дела до бандитских разборок в далёком Питере. На саранских улицах тогда стреляли почти каждую неделю. 
 Мордовию захлестнул мощный вал криминального беспредела. Авторитетные деятели «улицы» видели слабость и беспомощность республиканской власти, увлечённой политическими сражениями и дележом полномочий. Криминал наглел на глазах. Ногой открывал дверь в кабинеты директоров заводов и городских чиновников. Прессовал директоров заводов, предпринимателей и рыночных торговцев. Перекрывал улицы во время похорон своих лидеров, погибших от пуль конкурентов. Неслучайно, что бывший мэр Саранска Ю. Рыбин позже вспоминал: «На 90-е выпал расцвет криминальных группировок, война между ними была не на жизнь, а на смерть. Расстрелы следовали один за другим. Скажу честно, у нас в то время не было достаточно сил, умения и даже власти бороться с ними. Милиция сама тогда выживала, зарплату получала бартером». Оставшись один на один с криминалом, Угрозыск и 6-ой отдел как могли, сдерживали его натиск. Если даже бегло пролистать криминальную хронику 1994 года, то в тот период была пресечена деятельность бригады А. Ломова из ОПГ «Юго-Запад» и группировки «Сухари», чьи лидеры «Фита» и «Штирлиц», а также шесть боевиков привлечены по статье УК РФ «Бандитизм». Были осуждены лидеры «Юго-Западских» братья Горемыкины и А. Палшков, один из ближайших подручных Горемыкиных, перешедший в ОПГ «Мордва» Г. Антясов. 
 В это же время интеллигентный преподаватель МГУ им. Н.П. Огарёва Еникеев, уже состоявший на оперативном учёте МВД как лидер группировки «Химмаш», пользуясь ослаблением других ОПГ, шаг за шагом выстраивал свою империю, ненавязчиво предлагая коммерсантам сотрудничество с Ассоциацией. И в отличие от других криминальных лидеров, его очень интересовала политика – Саранский горсовет депутатов, Верховный Совет РМ, Госдума России…
 Кстати, осенью 1994 года, когда Еникеева задержали сотрудники мордовского Угрозыска в Питере, в Венгрии, в г. Будапеште были убиты его питерские знакомые по институту инженеров железнодорожного транспорта А. Косов и А. Сергеев из «Великолукской» группировки.
(продолжение следует)
С. Малайкин
Версия для печати Версия для печати