№ 20 (884)
Газета Мордовия

 

 

Праздники России

МНЕНИЕ

Довольны ли вы количеством спортивных площадок в своем городе?

Да, их достаточно
Площадок много, но не все они хорошего качества
Нет, у нас мало мест для занятий спортом
Их слишком много, лучше использовать эти площади для других нужд


Результаты опроса

Новости :: АктуальноВыпуск № 11 (823) от 15.03.2023
Меркушкин – человек, остановивший криминальный беспредел ОПГ в Мордовии

 (начало в №7 от 15 февраля 2023 года, продолжение в №8 от 22 февраля 2023 года, №9 от 1 марта 2023 года, №10 от 8 марта 2023 года)

 
«Придворные группировки». Миф и реальность.
 Этот термин – не более, чем выдумка журналистов, охочих до всякого рода псевдоразоблачений. Чаще всего на страницах одной из газет в «придворные» попадали то «Мордовские», то «Борисовские», то «Конновские». Причем, никаких фактических доказательств этому не приводилось. Только домыслы и слухи. 
 Но, если всерьез поверить в газетную версию, то получается, что в 90-ые годы руководство всеми группировками осуществлялось из Белого Дома. Чуть ли не из кабинета Н.И.Меркушкина. Якобы, оттуда «шли заказы» на устранение неугодных коммерсантов, полукриминальных политиков и журналистов.
 Отложив все важные государственные дела, Глава Республики только тем и занимался, что «раздавал указания ОПГ», кого казнить, а кого миловать. У кого что отобрать, а кого не трогать. А криминальные лидеры, охотно, как собачки по команде, бежали выполнять общественное задание. 
 Только очень наивный обыватель, насмотревшийся телесериалов «про ментов и бандитов», может поверить в это. Если сильно напряжет фантазию. 
 Дело в том, что в середине 90-х преступные группировки представляли собой прямую угрозу действующей власти. И не спрашивали у нее разрешения, что можно, а что нельзя. Сами выносили и исполняли приговоры. Они считали себя властью. И одно время были сильнее этой самой власти. Разговаривали с ней с позиции силы. Особенно обострилось это в период демократического правления первого президента Мордовии.
 Избавиться от их влияния, которое формировалось годами, было очень непросто. Встав у руля республики, Н.И.Меркушкин отчетливо понимал это.
 Поздним летним вечером 1996 года в приемной Главы Республики Мордовия Н.И.Меркушкина раздался телефонный звонок. Звонил директор «Саранского экскаваторного завода» Г.И.Кулебякин. Он был сильно встревожен. Во всяком случае это было заметно по его голосу.
 – Николай Иванович, опять приходили эти, «с улицы». Представились «разуваевскими», с «Химмаша»… Угрожали моему заместителю по сбыту, хотят, чтобы завтра два экскаватора с площадки им отдали. Без предоплаты. А мы их уже для Атяшевского района приготовили. Там новый корпус мясокомбината строят, техника нужна. Они часть средств перечислили. А тут… Звонили в Ленинский РОВД, что делать?! Там развели руками, мол, что вы хотите, рыночные отношения. Покупатель, товар, продавец. При чем тут милиция?! Вот, если через забор на площадку гранату забросят…Или экскаватор бензином обольют и подожгут, тогда да, обращайтесь. А так, нет повода. Кто пришел?! С Химмаша, говорите?! Да, хоть, со Светотехстроя!».
 Выслушав директора, которого он очень уважал, Н.И.Меркушкин тут же вызвал своего помощника Н.Н.Щукина: «Свяжись с Ляшевым или Брагиным. Куда МВД и ФСБ смотрят?! Разберитесь. Совсем эти обнаглели!».
 Щукин набрал министра МВД генерала Ю.Ляшева, объяснил ситуацию, подчеркнув, что Глава очень недоволен.
 На другой день тонированная «девятка» покупателей с «Химмаша» въехала на территорию завода. Вылезшие из нее четверо парней в спортивных костюмах деловито осмотрели экскаваторы. Они уже считали их своими. «Подъедут наши «КАМАЗы», загрузишь и отправишь. Все документы оформишь, – цедили сквозь зубы испуганному заместителю директора по сбыту. – В ментовку не суйся. Или твои «Жигули» сожжем вместе с гаражом. Усек?! Второй раз разжевывать не надо?!». Старший из них пошел к машине.
 Не успел. Из стоящей неподалеку «буханки» УАЗ, неприметного вида, уже бежали парни в камуфляже и черных масках: «Работает СОБР! Мордой вниз, руки за голову!». Один из братков не успел вовремя выполнить команду и тут же получил прикладом автомата по спине. Трое других, скрестив руки на затылке, лежали на грязной площадке. Над ними стояли собровцы с автоматами в руках. Рядом побледневший замдиректора. В «девятке» под сиденьем обнаружился пистолет «ТТ» с тремя патронами в обойме. «Пакуйте их и к нам в отдел!» – сказал вылезший из недр «буханки» невысокий человек в джинсовой куртке. Это был опер из УБОП.
 Подгоняемых прикладами автоматов «Химмашевцев» запихнули в тесную «буханку» и повезли «оформлять». Замдиректора вздохнул с облегчением. Сегодня атака криминала отбита. А вот, что завтра?! Не будет же СОБР постоянно у проходной завода дежурить… 
 Надо сказать, что «маски-шоу» имели и психологический эффект. За жестким задержанием «Химмашевских» из окон наблюдали рабочие завода. И они видели, что против силы всегда найдется другая сила.
 Уже в первый месяц после вступления Н.И.Меркушкина в должность Главы Мордовии перед ним на стол положили составленный спецслужбами отчет по экономической ситуации на предприятиях республики.
 Прочитав его, можно было схватиться двумя руками за голову. Да что же это творится такое!?
 Из аналитической справки следовало, что практически ВСЕ заводы, организации и предприятия находятся «под контролем» группировок. Частично или полностью. Даже те, которые имеют отношение к оборонной промышленности и входят в зону «кураторства» УФСБ. «Механический завод», «Авторемзавод», «Экскаваторный завод», «Центролит», «Биохимик», «Мордовцемент», «Инструментальный завод», «Резинотезника», «Завод автосамосвалов», «Орбита», «Электровыпрямитель», «Сарансккабель», «Железобетон», «Кондитерская фабрика», «Мордовэнерго», «Элеком», «Ромодановсахар», «СЛВЗ», «Лисма»… Их директора, обладающие влиянием и связями в Правительстве республики, в МВД, в УФСБ, все равно испытывали на себе жесткий прессинг ОПГ. Если кто помнит, то в 90-ые еникеевским структурам удалось приватизировать «Саранский электроламповый завод».
 Директора были либо запуганы. Либо смирились с ситуацией, пошли на контакт и «работали» в связке с группировками. Оправдывая себя тем, что делают для завода благое дело. «Иначе, вообще все растащут!». Были и такие, которые сами просились «под крышу», готовые выполнять указания лидеров ОПГ. Часто в ущерб интересам самого предприятия и республики, но не забывая про свой собственный карман. 
 Такое было время. Жестокое. Беспринципное. Безжалостное. Перемалывающее человеческие судьбы, отношения, дружбу. И не нам с вами, сегодняшним, судить людей по делам и поступкам. Пусть каждый представит себя на месте другого. И спросит: а как бы я поступил в той ситуации? Когда приставят пистолет к голове и предлагают, либо подписать нужные документы и бумаги, либо… Семья останется без кормильца, дети без отца. 
 Создавшееся положение дел абсолютно не устраивало Главу РМ Н.И.Меркушкина. Мириться с засильем криминала на ведущих предприятиях республики он не собирался. Пора было расчищать «Авгиевы конюшни», доставшиеся в наследство от прежних демократических руководителей республики. При которых и произошел приход криминала на предприятия. 
 Надо отдать должное дальновидности Главы РМ. Его умению прогнозировать экономическую ситуацию на несколько шагов вперед. Еще в 1993 году, работая председателем Фонда имущества, Н.И.Меркушкин при поддержке директоров предприятий создал «Мордовский Экономический союз». И был избран его сопредседателем. Уже тогда директора увидели в нем будущего лидера.
 Процесс объединения «генералов» от промышленности пошел. Во главе его стоял Н.И.Меркушкин. Первое время приходилось буквально «ходить по лезвию бритвы», осторожно лавируя между интересами директоров, силовиков и… группировок. Да-да, идти на компромиссы. Разом разрушить эту смычку бизнеса, криминала и правоохранителей было невозможно. 
 Давайте еще раз вспомним этого человека – Щукин Николай Николаевич. Старший помощник Главы Республики Мордовия. Открытый, располагающий к себе, улыбчивый, как говорится, «без камня за пазухой». Настоящий боевой товарищ. Никогда не боявшийся рисковать, брать ответственность на себя и решать самые острые вопросы. В том числе, и по «улице». Он взвалил на себя эту нелегкую ношу. И мало кто знает, каких сил, нервов и здоровья стоило ему это.
 Сейчас, по прошествии времени, точно и не вспомнить, от скольких людей он отвел беду в лице криминала. Скольким предпринимателям помог. Сколько переговоров, в том числе и с лидерами ОПГ, провел, чтобы разрулить конфликт без крови и насилия. Но назвать их «придворными группировками», ему бы такое и в голову не пришло.
 На встречу с авторитетами всегда шел «с поднятым забралом». Он умел общаться с ними. Не испытывал чувства страха. Разговаривал спокойно, не теряя собственного достоинства. Умел слушать. И убеждать. Не пытался давить на уличных парней, живущих по понятиям, должностью, положением и статусом. «Парни, – говорил он, – ну, что вы творите?! Сколько себе жизней отмерили?! Самим-то не надоело, каждую неделю своих хоронить… Сейчас столько возможности нормально и легально делать бизнес, а не с пистолетами бегать, отстреливая друг друга… Всегда же можно договориться».
 Надо сказать, что в большинстве случаев лидеры группировок прислушивались к нему. И готовый уже разгореться конфликт улаживался без выстрелов. Щукин находил к ним нужный подход. Пытался отговорить от опрометчивых поступков, после которых лишь две дороги – или на кладбище, или в тюрьму. Вложить в головы бывших спортсменов, в одночасье ставших лидерами ОПГ, что-то такое, что заставляло их задуматься. И отложить в сторону автомат. Хотя бы на время…
 Да, честно говоря, не все они были прирожденными преступниками. Во второй части повествования уже упоминался Михаил Тряпкин, один из лидеров самой мощной и многочисленной ОПГ «Мордовские». Назвали их так не по национальному признаку, а потому что лидеры проживали в районе кинотеатра «Мордовия», на ул. Полежаева. В начале 90-х годов к ним примкнул уроженец Инсарского района М.Тряпкин. Рослый, обаятельный парень. Занимался боксом. Армейскую службу проходил в Куйбышеве, в спортроте. Вернувшись, поступил учиться на факультет механизации сельского хозяйства Мордовского университета в Ялге. Еще во время учебы пользовался большим авторитетом у своих однокурсников, в основном, жителей сельских районов. Всегда отстаивал их интересы. Порой, кулаками. Было это в период, когда городская молодежь стала откровенно притеснять сельских парней, устраивать с ними драки на дискотеках и в общежитии, задирать на улицах. Сельские старались не давать себя в обиду. Хотя, силы были неравны. Вот в этой группе и проявил свои волевые и спортивные качества М.Тряпкин. Один, без оружия, он мог приехать на встречу с «городскими авторитетами» и спокойно растолковать им, что «его земляков лучше не обижать». Его уверенность в своей правоте и готовность дать отпор в случае угрозы вызвали уважение у «Мордовских». В то время они собирались в «Трактире» на ул. Полежаева. Так Михаил оказался среди них, и вскоре уже был на первых ролях. Именно он, в начале 90-х, наладил «торгово-экономические» связи в Самаре, где у него было много знакомых из числа спортсменов. Все отмечали его справедливость и честность в решении спорных вопросов. Самарские ОПГ, контролировавшие продажу «жигулей» с АвтоВАЗа, отдавали ему на реализацию целые партии «девяток» и «восьмерок» под «его честное слово».
 За помощью к М.Тряпкину обращались и главы сельских районов Мордовии, и председатели совхозов и фермерских хозяйств, на чьи земли или продукцию нацелились ОПГ. Они верили ему и видели в нем своего. Он никогда не отказывал в помощи. Порой, одних слов: «Мы работаем с Мишей Тряпкиным» хватало, чтобы самые беспредельные группировки отходили в сторону. Он старался не идти первым на конфликт, умел находить общий язык с лидерами других городских ОПГ, с милицией, с бывшими комсомольцами, ставшими предпринимателями.
 Не случайно лидер «Борисовской» ОПГ А.Борисов, зная, какие силы и авторитет стоят за Тряпкиным, осторожно пытался «прощупать» его отношение по вопросу возможного смещения Меркушкина. Есть мнение, что хитрый Борисов действовал тогда не сам по себе, пытаясь сделать Тряпкина своим союзником. А с подачи влиятельного и авторитетного бизнесмена и депутата О. Еникеева, состоявшего на оперативном учете МВД как лидера «Химмашевских». Вместе с примкнувшим к ним главой Октябрьского района А.Замотаевым они всерьез продумывали план по отстранению Н.И.Меркушкина от власти. Но Тряпкин отказался «вести пустой базар» и лезть в политику. Вероятно, это тоже сыграло свою роль и планы «заговорщиков» не состоялись.
 Его убили в Самаре в июле 1995 года. Тряпкин приехал с «группой поддержки», условно говоря, по организационным вопросам. Нужно было поставить на место банду местных «отмороженных», имеющих отношение к «Мордовской» группировке. Их возглавлял уроженец Ардатовского района С.Славкин («Сергей Саранский»), как его прозвали в Самаре. «Мордовская» ОПГ была одной из трех группировок, которые контролировали самарский «СпецАвтоВАЗцентр, приносящий ежемесячно миллионы долларов. Из-за этого центра и возник конфликт со Славкиным.
 Узнав о визите «старших товарищей по ОПГ», Славкин опередил их, устроив вооруженный налет на квартиру, где они остановились. Застигнутые врасплох, они попытались спастись через балкон, перепрыгнув на соседний. Это удалось И.Кудрявцеву и В.Митяеву. Но Михаил Тряпкин сорвался вниз и был расстрелян убийцами на лету. Вместе с ним был убит и его охранник К.Резаков. 
 Хоронили М.Тряпкина в родном Инсарском районе, при большом скоплении народа. Машины приезжали из Тольятти, Самары, Саратова, Сызрани. И скупые слезы были на глазах даже у взрослых сельских мужиков.
 Как сказал один из бывших оперативников УБОП: «Ну, какой Миша бандит… Уголовником он не был. Обыкновенный парень из сельской глубинки. Со своими понятиями о справедливости. Был в армии. В спортзале познакомился с парнями, которые стали потом лидерами группировок. Что касается криминала… Ну, что было, то было. Вспомните беспредел, который творился в 90-ые годы. Многие из молодого поколения тогда встали на неправильный путь. И жестоко поплатились за это». 
Продолжение следует…
С. Малайкин.
Версия для печати Версия для печати