№ 20 (884)
Газета Мордовия

 

 

Праздники России

МНЕНИЕ

Довольны ли вы количеством спортивных площадок в своем городе?

Да, их достаточно
Площадок много, но не все они хорошего качества
Нет, у нас мало мест для занятий спортом
Их слишком много, лучше использовать эти площади для других нужд


Результаты опроса

Новости :: АктуальноВыпуск № 9 (821) от 01.03.2023
Меркушкин – человек, остановивший криминальный беспредел ОПГ в Мордовии

 (начало в №7 от 15 февраля 2023 года, продолжение в №8 от 22 февраля 2023 года)

 
 Часть 3. Закон был суров. И его отменили. По жалобе полукриминальных коммерсантов.
Принятый в январе 1996 года на сессии Государственного Собрания РМ закон «О временных чрезвычайных мерах по борьбе с преступностью», инициатором которого был Н.И.Меркушкин, позволил хоть на какой-то период снизить «криминальную активность» мордовских ОПГ. Этот небольшой временный перерыв был просто необходим для руководства республики. Нужно было выстраивать отношения с Москвой, с федеральными структурами, заниматься текущей работой – поднимать экономику, сельское хозяйство, промышленность, развивать производство. Решать массу ежедневных проблем, от которых во многом зависело дальнейшее поступательное движение вперед. 
 Во многом благодаря этому закону тот год стал для республики относительно спокойным. Имеется в виду, в плане криминальных разборок. Криминал затих, затаился. Занял выжидательную позицию. Внимательно присматривался к новому руководителю республики Н.И.Меркушкину, его действиям, экономической и кадровой политике. Пожалуй, впервые за несколько лет, преступному миру твердо дали понять: наступили новые времена. Как прежде, уже не будет. Правила игры поменялись, власть в лице Главы Республики стала жестче, сильнее, решительнее. И диктовать ей свои условия уже вряд ли получится.
 Просматривая криминальные сводки, видно, что в 1996 году не происходило крупных «боестолкновений» между ОПГ. Лишь «Кулаевская» группировка сцепилась с «Мордовской». Да и то, конфликт носил локальный характер. Одному из бригадиров «Кулаевских» в баре «Эсмеральда» парни из «Мордовских» «начистили физиономию» и отобрали машину «девятку». За его «неправильное» поведение. В отместку «Кулаевцы» выследили одного из противников и несколько раз выстрелили в него. Ответ последовал незамедлительно. На одной из улиц города была обстреляна машина самого Г.Кулаева. Но авторитета в ней не оказалось. Из-за глухой тонировки невозможно было разглядеть, кто находился в салоне. Пули настигли его охранников. После этого враждующие стороны решили замириться и сели за стол переговоров. Это им посоветовали сделать и в МВД. «Иначе все камеры РОВД вашими пацанами забьем. По всем точкам шмон будет!» – объявили люди в погонах. А оказаться запертым на 30 суток в камере, такая перспектива мало кого устраивала. Ведь обозлившись, менты могли устроить такой беспредел, что пострадают и правые, и виноватые. 
Таким образом, время еще раз подтвердило правоту и своевременность решений и действий Главы Республики Мордовия Н.И.Меркушкина в противостоянии с криминалом. Пусть с юридических позиций закон в чем-то был несовершенен. Но он был нужен и реально работал. Он дал время для всестороннего анализа криминальной ситуации в республике, разработки мер противодействия ОПГ и начала перегруппировки сил внутри МВД. Она уже давно назрела. В тот период свои должности в милиции оставили первый заместитель министра В.Разин и заместитель министра – начальник МОБ Г.Елфутин. Бывший министр А.Косов занял место заместителя министра по тыловому обеспечению. А начальником УБЭП назначен полковник В.Огнянов. 
 Н.И.Меркушкин и его команда были крайне заинтересованы в наведении порядка в «милицейском ведомстве». И в этом вопросе Глава Мордовии больше полагался на содействие УФСБ. У него были на то серьезные основания. По его просьбе и по поручению начальника УФСБ РФ по РМ А.Брагина, чекисты, в рамках своих полномочий, помогали министру Ю.Ляшеву восстанавливать дисциплину, избавляться от одиозных личностей и «разбирать завалы» внутри МВД. Это была сложная задача. Министру досталось наследство, больше напоминающее «Махновскую» вольницу. Пытаясь укрепить вертикаль власти, Ляшев встречал или «профессиональный пофигизм», или скрытое противодействие со стороны подчиненных. Многие из которых были «заняты своими делами по Улице». При этом некоторые руководители милицейских подразделений в полковничьих погонах откровенно игнорировали друг друга. Их вражда отражалась и на сотрудниках, вынужденных подстраиваться под интересы «своего полковника». Из-за внутренних разногласий происходила утечка ведомственной информации, срывались оперативные мероприятия, а на бандитских «стрелках» встречались для выяснения и урегулирования вопросов между собой оперативники УУР и УБОП.
 О каких результатах работы можно было говорить, если милиционеры, находясь на дежурстве, могли случайно «забыть» автомат под столиком в ресторане «Раки». Или «потерять» табельный пистолет, как это произошло с одним из начальников ОБНОН, во время гулянки в баре «Эсмеральда». А потом, с помощью криминальных авторитетов, пытаться найти его… Могли, находясь в подпитии, обстрелять из пистолета «бандитскую» автостоянку на ул. Сущинского… Устроить перестрелку в ресторане «Центральный» или пьяный дебош в баре «Затерянный рай».
 Доходило и до межведомственного выяснения отношений. Так, в 1994 году оперуполномоченный УУР МВД А. М-ин, находясь в нетрезвом состоянии, спровоцировал на городской АЗС №** (бензозаправке) конфликт с сотрудниками УФСК РФ по РМ. Спор вышел из-за того, чья машина будет первой заправляться дефицитным, по тому времени, бензином. В какой-то момент милиционер достал табельный «ПМ» и произвел выстрел в сторону машины сотрудников УФСК. Хорошо, что никого не задел и не попал в бензоколонку. Конфликт, о котором тут же доложили начальнику УФСК А.Брагину, вышел на уровень двух силовых ведомств. И, якобы, после жесткого разговора «в верхах», раскаявшийся сотрудник уголовного розыска даже написал рапорт с просьбой «отправить его в Чечню».
 В другом случае оперативники УУР сцепились с сотрудниками УФСНП из службы наружного наблюдения. Чьи служебные «жигули» припарковались недалеко от питейного заведения, принадлежащего ОПГ «Светотехстрой». Объектом внимания «наружки» был один из лидеров группировки А.Земсков («Зима»). В это же время в баре отмечали какой-то праздник опера из угрозыска. Засобирались домой и вышли на крыльцо. Увидели стоящую неподалеку машину. Подошли: мужики, подвезите нас! Те молча заблокировали двери изнутри. Милиционерам это не понравилось. Стали стучать по стеклам. Откройте, милиция! Пришлось вызвать по рации подмогу и успокаивать не в меру ретивых стражей порядка. Хорошо, что до оружия дело не дошло. 
 Но самый трагичный случай произошел в кафе «Камелот», на Светотехстрое. Там, выстрелом с близкого расстояния, был убит лейтенант ОБЭП Пролетарского РОВД И.Бородулин. И произошло это не при исполнении им служебных обязанностей. Случайный выстрел из пистолета «Беретта» в него произвел, как выяснилось в ходе следствия, один из сотрудников УУР МВД РМ. Они что-то отмечали в своей компании. Причем, за одним столиком с оперативниками угрозыска сидел ранее судимый гражданин. Которому и принадлежал незарегистрированный пистолет. Все дружно выпивали. В какой-то момент, на свою беду, к столику подошел И.Бородулин. Поздороваться с коллегами. В этот момент, один из оперов УУР, рассматривал пистолет и случайно нажал на курок. Раздался выстрел. Пуля попала в лейтенанта. Скандал прогремел на всю республику и докатился до Москвы. Сотрудников УУР задержали и поместили в следственный изолятор УФСБ, на ул. Л.Толстого, 6. Свою вину они отрицали, говоря, что пистолет в руках держал и спустил курок их знакомый, ранее судимый гражданин… Он сам против этого вроде и не возражал. Продержав милиционеров около года в СИЗО, их выпустили на свободу. Дело потихоньку замяли. Их вина не была доказана. А выносить «сор из милицейской избы» не хотелось… 
 Знал ли обо всем происходящем за стенами МВД Н.И.Меркушкин?! Конечно, знал. И держал руку на пульсе событий. Осуществляющие контрразведывательное обеспечение МВД сотрудники УФСБ регулярно предоставляли Главе республики аналитическую информацию закрытого характера о «ситуации внутри МВД». И, мягко говоря, она была совсем неутешительной. Просматривая материалы спецслужб, Глава республики узнавал, кто из полковников с какой группировкой «завязан». Кто и какие фирмы «крышует», и сколько получает «за прикрытие». Кто из милиционеров состоит в родственных или дружеских связях с лидерами ОПГ. Так, выяснилось, что дочь одного из заместителей министра, студентка юридического факультета МГУ, замужем за ранее судимым авторитетом «Светотехстроевской» группировки Г.Силкиным. В справках фигурировали известные «милицейские» фамилии, клички лидеров, номера машин, места встреч, фото совместных дружеских посиделок и т.д. 
 Получался какой-то запутанный криминальный клубок. Копия итальянского сериала про мафию «Спрут», только в мордовском исполнении. 
 Жаль, что в тех условиях «комиссаров Каттани», было днем с огнем не найти. Милиция представляла собой слепок того общества, каким оно было в середине 90-х годов. Безденежье, безнадега, безработица… Молодежь охотнее шла в ОПГ, чем в МВД. Престиж милицейской службы и в целом ее уровень упали, как говорится, «ниже плинтуса». Материально-техническое оснащение и заработная плата оставляли желать лучшего. Происходил отток кадров. Причем некоторые из сотрудников уходили в криминальные структуры. И работали уже против своих бывших коллег. А иногда, и в связке с ними.
 Весь это компромат, до определенного момента, накапливался в кабинетах на ул. Л.Толстого, 6. Но ему не давали ход. Считали, что ослаблять милицию в то сложное, криминальное время было нецелесообразно. Где других – то взять?! Сами чекисты шутили, что «если, его реализовать, то, кто же тогда в МВД работать будет?! Половину оперов придется «закрывать». 
 Да и некоторые из соратников Н.И.Меркушкина, стараясь сгладить ситуацию, убеждали его, что не все так уж плохо: «Ну что тут поделаешь… Менты, они и есть менты. Не могут без косяков и залетов. Но и других у нас нет. И взять их неоткуда. Кто к нам сюда приедет?!».
 Эти слова «…кто к нам сюда приедет?!» Н.И.Меркушкин напомнит своим соратникам через десять лет, в 2005 году. Именно тогда в Мордовии высадился «милицейский десант» из ОРБ по Приволжскому федеральному округу во главе с И.Панкратовым, призванный из Нижнего Новгорода для наведения порядка в республике. Но до этого было еще очень далеко.
 В тех непростых условиях середины 90-х, проницательный Н.И.Меркушкин понимал, что законом о чрезвычайных мерах он настроил против себя очень многих влиятельных и авторитетных представителей бизнеса. Часть из них была давно и тесно связана с ОПГ и обладала высокими связями за пределами республики. Среди этих связей мелькали высокопоставленные лица из Правительства РФ, Администрации Президента РФ, правоохранительного блока. По каналам спецслужб Главе республики поступала информация, что коммерсанты, находящиеся под «крышей» ОПГ «Борисовские», готовят обращение в Конституционный Суд Российской Федерации о неправомочности данного закона. Особенно в этом деле старался один из бизнесменов, приближенный к лидеру группировки А.Борисову. Дело в том, что он был задержан милицией, в рамках закона, на 30 суток. Что очень его обидело, так как коммерсант полагал, что связи на всех уровнях власти надежно защищают его. Зря надеялся.
 Уже при выходе из «милицейских застенков» с ним случился неприятный инцидент. Возле здания МВД он случайно столкнулся с оперативниками УУР А.Смолькиным и Р.Хайровым, которые его и задерживали. Увидев предпринимателя, они съязвили: «О! Да ты уже на свободе! Ну, если что, еще «приземлим». В Мордовии двадцать пять РОВД, в каждом по 30 суток отсидишь, через полтора года выйдешь!» – сказал Хайров бизнесмену. У которого, кстати, была ТАКАЯ же фамилия.
 Вскоре в Конституционный Суд РФ поступило обращение от коммерсанта с требованием отменить действие данного закона, ущемляющего его права как человека и гражданина. Надо сказать, что благодаря квалифицированным адвокатам он добился своего. Они помогли новоявленному «правозащитнику» от бизнеса ускорить рассмотрение дела. Закон о чрезвычайных мерах, к радости «честных» бизнесменов, сотрудничавших с ОПГ, был отменен. 
 Но свою задачу он выполнил.
 А вот после его отмены на улицах республики вновь загремели выстрелы – вспыхнула междоусобная война внутри одного из самых мощных преступных сообществ «Мордовские».
 (Продолжение следует)  
С. Малайкин.
Версия для печати Версия для печати