№ 20 (884)
Газета Мордовия

 

 

Праздники России

МНЕНИЕ

Довольны ли вы количеством спортивных площадок в своем городе?

Да, их достаточно
Площадок много, но не все они хорошего качества
Нет, у нас мало мест для занятий спортом
Их слишком много, лучше использовать эти площади для других нужд


Результаты опроса

Новости :: БлаговестВыпуск № 45 (857) от 08.11.2023
Свято-Троицкий храм села Адашево – сокровищница редких святынь

 Свято-Троицкий храм в селе Адашево Кадошкинского района известен на всю Россию.

Здесь много намоленных и редких церковных образов. Они попали сюда в начале XX века, когда повсеместно закрывали и даже взрывали церкви. Есть, например, Августовская икона Божией Матери, одна из тех, что в первую очередь сжигалась большевиками. Даже постановление правительства о запрете любых работ без личной подписи третьего секретаря компартии в итоге не привели к саморазрушению церковного здания. В наши дни сюда часто приезжают паломники из разных регионов страны. 

 Обычный будний день в Свято-Троицком храме. Когда нет службы, прихожанки старательно наводят порядок – моют окна и двери, протирают пыль с церковных образов. 
 Адашево – село мокшанское, но несмотря на то, что мордва – народ языческий, православие в этих краях приняли ещё в эпоху правления императрицы Елизаветы Петровны. Примерно тогда же в селе построили и первую деревянную церковь в честь Николая Чудотворца. «При Петре I указом Синода было велено в каждом храме вести метрические книги, – рассказывает историк-краевед Геннадий Стенин, – в них сведения о рождении, крещении, венчании и смерти человека. Первая сохранившаяся метрическая книга села Адашево относится к 1759 году. Священником указан Михаил Артемьев. Был ли он первым и единственным, сказать сложно, поскольку метрические книги велись с перерывами. Деревянная церковь здесь стояла 200 лет, а вот каменный храм начали строить в 1864 году. Возводили его на средства прихожан. На тот момент в селе проживали более 2,5 тысяч человек».     
 В начале 30-х годов ХХ века во время повсеместного закрытия церквей верующие долго сопротивлялись изъятию храма. Кроме Адашева, сюда ходили жители соседних Потьмы и Нагорных Полянок. Вместе они отбивали любые попытки безбожников закрыть приход. Только в 1941 году, когда большинство защитников ушло на войну, храм на время стал зернохранилищем. В 1946-ом адашевцы добились того, чтобы к ним назначили священника и богослужения возобновились. 
 «Старожилы говорили, сначала в Пензу пешком ходили, – делится воспоминаниями Виктор Мишанин, местный мастер по созданию советской иконы, – потом один из старцев продал корову и поехал в Москву. И вот вскоре после его возвращения пришло письмо, что разрешили возродить храм. Тогда начали его заново наполнять святынями, стены красить, купол ремонтировать. Потом, к 70-м годам ближе я и мой родной брат Павел из дерева распятие вырезали. Он у меня специалист по скульптуре, а я тогда ещё только начинал этим увлекаться. Две фигуры по бокам из цельных стволов тополя, сам крест и Иисус из липы сделаны. Во дворе дома вырезали, после красили, чтобы подарить Троицкому храму».   
 23 года назад протоиерея Павла Назина назначили сюда настоятелем. Первым делом ему пришлось срочно ремонтировать крышу и потолок церковного свода, который вываливался кусками во время службы. «Как следует из найденного мною письма на имя архиепископа Пензенского и Саранского Феодосия, датированного 1966-м годом, производить какие-либо работы по ремонту церкви можно было только с разрешения Инсарского райисполкома. Совет села Адашево трижды ходил в город, где трижды получил категорический отказ. Аргументировали это тем, что церковь здесь хотят закрыть, прихожане сопротивляются, пусть храм потихоньку разрушится сам без всякого ремонта, – рассказывает отец Павел. – И когда я сюда пришёл, то увидел, что с одной стороны эта задумка чужая почти осуществилась, а с другой, невзирая на запреты, добрые люди хотя бы стены красили масляной краской. И местами закрасили библейские фрески, чтобы спрятать их от контролирующих советских органов. Сейчас мы пытаемся их восстановить. Пока получилось отчистить только архистратига Михаила. Потому что слоёв той самой краски здесь было столько, что на стенах оседали капельки влаги после службы. А за этой краской уже местами отслоилась штукатурка, а под ней грибок. Нам пришлось «лечить» каменную кладку специальными растворами, а уже потом восстанавливать художественную лепнину. Единственное, в трапезной части храма свод у нас остался без фресок, сейчас он просто белый после реставрации, но мы надеемся со временем их восстановить». 
 Параллельно велись реставрационные работы и старинных икон. Ведь часть из них попала сюда из подвалов райкома партии и запасников Инсарского краеведческого музея. Их чистили от копоти, грязи и жучка. Там, где возможно, подправили живописный слой и перекрыли свежей олифой. Были и удивительные находки в церковной сторожке. «Две плащаницы, в которых были мышиные гнёзда, соответственно золотошвейные элементы были утрачены. Мы их реставрировали, заменили бархат, восстановили вышивку. Ну вот эта, Успения Пресвятой Богородицы – уникальная, – отмечает настоятель храма, – я таких объёмных, чтобы руки, ноги, голова, словно человек лежит, ни в одном храме не видел». 
 «Августовская икона Божией Матери», «Скоропослушница», написанная на Афоне, «Явление великомученицы Параскевы рузаевскому воину» или образ   святых равноапостольных Ольги и Владимира, где княгиня, крестившая Русь, изображена бабушкой, по праву считаются редкими. Но все они есть в Адашеве, куда ежегодно со всей России приезжают помолиться многочисленные паломники.   
 «Основа любого храма – это не стены, а люди. В нашем случае – адашевцы, которые сплотились поколениями, чтобы защищать местный храм, приукрашивать, заботиться о нём. Салфетки белые, на которых размещены иконы, сшила женщина из Подмосковья, которая ни разу здесь не была. Но, увидев фотографии Троицкой церкви в Интернете, написала нам письмо, а позже прислала результат своего труда», – говорит протоиерей Павел Назин.
 
Версия для печати Версия для печати